abditorio (abditorio) wrote,
abditorio
abditorio

Жажда (Пак Чхан-ук)


После феерической Трилогии Мести добродушный кореец немножко отдохнул, ударившись в более безобидные виды психологических расстройств в «Я киборг, но это нормально», но теперь он вновь на коне. «Жажду» нужно в обязательном порядке смотреть всем, кто на волне моды последних лет привык к тому, что у вампиров кругом вечная любовь, волоокие красавицы и бледные кровожадные красавцы говорят друг другу нежные слова под луной, а коварные соперники строят соблазнительные козни главным героям. Вот и Пака видимо, тоже достали эти бесконечные сопли в сахаре, и он дает свой экзотический ответ Голливуду. Да еще какой ответ.


Вампирами в Корее становятся не скучающие подростки, а люди, которым этот «темный дар» ну совсем ни к чему. Главный герой — католический священник, который добровольно участвует в медицинском эксперименте для разработки вакцины от новой болезни. Но ни одно доброе дело не остается безнаказанным, и ему случайно переливают вампирскую кровь. Герой умирает на операционном столе, а через несколько минут очень живописно начинает бормотать под покрывающей его мертвое тело простыней.

Дальше по сложившейся в кино про вампиров традиции герой должен страдать от своей новой сущности, пытаться побороть жажду крови, мучить всех вокруг своей внутренней борьбой, случайно скушать пару-тройку хороших людей и в результате смастерить себе куда более кровожадного приспешника. От хороших традиций грешно отступать, и все это в «Жажде» есть, есть и горящие на солнце кровопийцы, и все, что в таких случаях положено. Но Пак не был бы самим собой, не будь у него под всей этой красотой крепкого драматического каркаса и необычного декора.

Говорят, в основе здесь роман Эмиля Золя «Тереза Ракен», и судя по краткому его описанию, очень похоже, что переложено прекрасно. И трагедия получается почти Олдбоевская, а образность еще круче. Веселый призрак мертвого мужа, мокрый шкаф и семейка Адамс в выкрашенных белым стенах.

Шикарные визуальные решения, вроде фонтанов красного на ярко белом, крови, струящейся через флейту, или полетов по крышам, отсылающих не то к мюзиклам MGM, не то к диснеевским мультикам вроде Аладдина. Долгие и как всегда странные для взгляда европейского зрителя постельные сцены, тонкий и одновременно абсурдный юмор, и просто пронзительной красоты кадры вперемешку с жесткими, брутальными и истинно Паковскими сценами, которые сложились уже в его индивидуальный почерк.

Оригинальное, яркое творение замечательного и самобытного режиссера.

  Написала   Sasti4

за показ спасибоgavro_shik
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments